Надгробие на могиле А.С.Панарина на Троекуровском кладбище (уч. 5). Фото 02.05.2011


ПАНАРИН Александр Сергеевич (1940 – 2003)

Род. в Горловке Сталинск. обл., умер в М.

Философ, политолог, публицист и обществ. деят., д. филос. н. (1991), проф. Специалист в обл. полит. философии и полит. прогнозирования. Из семьи техн. интеллигенции. Окончил филос. ф-т МУ (1966) и аспирантуру (1971). В 1966–75 работал ассист. на каф. философии МИНХ. Затем – стар. преп., доц., зав. каф. управления, декан ф-та экономики и управления Ин-та повышения квалификации руководящ. работников и специалистов Миннефтехимпрома СССР (1976–84). С 1984 – в Ин-те философии АН: ст. н. с., в. н. с., г. н. с., зав. сектором социальн. философии (с 1989), зав. каф. теоретич. политологии филос. ф-та МУ (с 1996). Один из основателей Акад. славян. культуры (1992). Защитил канд. дисс. «Критика социальной доктрины Ж.Фурастье» (1974) и докт. дисс. «Современный цивилизационный процесс и феномен неоконсерватизма» (1991). За разработку сценариев геополит. развития постсов. пространства удостоен Поч. зол. знака «Общественное призвание» (1997). Лауреат Ломоносовск. пр. (1999) и пр. А.И.Солженицына (2002 – «За книги "Реванш истории: Российская стратегическая инициатива в XXI веке" (М., 1998) и "Искушение глобализмом" (М., 2000) с их глубоким осмыслением нового мирового порядка, места в нем России и ее ценностного самостояния»). Действ. чл. РАЕН и Акад. гуманит. наук.

Работы П. посв. проблемам философии политики, философии культуры, философии истории, анализу заруб. идеол. течений, совр. полит. и культ. процессам в России. Он выдвинул положение о том, что в гуманит. науках со втор. пол. ХХ в. происходит изменение понимания картины мира, аналогичное переходу от классич. к квантовой физике, произошедшему в 1920-х. Вместо линейн., подчинен. «непреложным законам общественного развития» истории в социальн. философии осваиваются принципы неопределенности, нелинейности, стохастичности, являющиеся основанием риска и свободы. Политика при этом определяется П. как особый тип рисковой деят-сти, посредством кот. люди перерешают свою судьбу и меняют свой статус в общ-ве. В философии истории и философии культуры П. подчеркивает возрастание факторов, связан. с взаимовлиянием цивилизаций, с диалогом мир. культур. Полемизируя с авторами концепции о «конце истории», П. подчеркивает, что «вулкан истории продолжает дышать», порождая новые цивилизац. модели. В работах, посв. полит. глобалистике, П. обращает внимание на глубокое перерождение понятия глобализма, произошедшее в посл. десятилетие ХХ в. и лишившее его первоначально заложенного гуманистич. потенциала. П. показывает, что подобная глобализация открывает возможность выхода элитных групп из системы нац. контроля и представляет собой вызов демократич. суверенитету народа. П. видел выход в развитии «альтернативного глобализма», связан. с интернационализацией демократич. ин-тов, способных поставить под контроль глобальн. экон. тоталитаризм, подрывающий социальн. гос-во и др. демократич. социальн. завоевания посл. ста лет.

Вперв. в науч. лит-ре П. разработал методологию глобальн. полит. прогнозирования, объектом кот. являются модели качественно иного будущего, кот. в эпоху «пределов роста» не может быть предвычислено по линейн. экстраполяц. моделям. Для определения контуров подобного будущего П. вводит понятие «дискретности исторического времени», обозначающее разрыв между порядком прошлого и порядком будущего, кот. преодолевается через хаос. Именно с хаосом связаны как новые риски, так и принципиально новые возможности; в этом смысле хаос является предпосылкой ист. творчества. Предвидение итогов такого творчества возможно в том случае, если прошлое интерпретируется как фаза вызова, а будущее – как фаза реакции, ответа. При этом рамки возможного ответа в этой дихотомии «вызов – ответ» жестко ограничиваются параметрами культуры, присущими данному общ-ву.

П. значительно развил введенное в науч. оборот П.Бурдье понятие «символического или культурного капитала» (неформальн. духов. власти, связан. с «духовным производством»), кот. влияет на социально-полит. взаимодействия между разл. группами общ-ва и геополит. регионами. Применяя к политике теорию больших циклов экон. конъюнктуры Н.Д.Кондратьева, П. выделяет фазы большого полит. цикла, связан. с перетоками символич. капитала от «социальных низов» в руки тех, кто владеет собственностью. П. отмечает, что подобное состояние совр. общ-ва, «когда интеллектуальная элита солидаризируется не с обездоленными, а с преуспевающими» (в рус. истории подобное происходит вперв.), вызывает опасность нарушения принципа разделения духов. (символической) и экон. власти, слияние кот. чревато «экономическим тоталитаризмом» – ликвидацией прежней системы контроля за властью собственников со стороны политики и культуры. Принцип. важность понятия «символического капитала» по П. в том, что «народы, государства, общества или общественные группы, которые прекращают собственное "духовное производство", просто исчезают из истории – сначала в культурно-цивилизационном смысле, а затем и в геополитическом».

П. вперв. была исследована специфика полит. системы постмодернист. типа, введены понятия «постмодернистских революций», связан. с последоват. исключением референта из цепочек последовательностей процессов развития в культуре, экономике, политике. Весь постмодернист. проект в целом рассматривает П. как философско-эстетич. базу глобализма и его идеол. прикрытие. Оценивая статус восточноевр. (правосл.) цивилизации в глобальн. мире, П. выдвигает гипотезу о становлении новой Большой (романо-славян.) Европы как самостоят. центра силы, препятствующего реставрации нового варианта биполярной структуры мира, контролируемого США и Китаем. Правосл. цивилизация может дать Большой Европе такие неоплачиваемые морально-психол. инвестиции, как бескорыстная инициатива, человеч. солидарность, участие, кот. способны заменить ныне господствующую парадигму обмена.

В посл. монографии («Стратегическая нестабильность XXI в.», 2003), издан. при его жизни, П. рассматривает глобальн. полит. динамику нового века. Поколения XXI в. по П. – это участники столетней глобальн. гражд. войны, «новых богатых» со старыми и новыми бедными. Глобализм нового века для П. не столько геополит. или геоэкон., сколько социальн. категория, означающая стремление к глобальн. диктатуре класса богатых и сверхбогатых. Подобной глобальн. диктатуре может быть противопоставлено только глобальн. сопротивление, форма и характер кот. в XXI в. определит грядущее полит. устройство человечества.

Жил на Перекопской ул., 14, корп. 2 (с 1971); в 1995–2000 – на ул. Ак. Волгина, 17; в 2000–03 – на ул. Кравченко, 9. Похоронен на Троекуровском кладб.

Соч.: Социально-психологические проблемы управления. М., 1981; Стиль «ретро» в идеологии и политике: Критический очерк французского неоконсерватизма. М., 1989; Философия власти. М., 1993 (в соавт.); Россия: Опыт национально-государственной идеологии. М., 1994 (в соавт.); «Вторая Европа» или «Третий Рим»? М., 1996; Реванш истории: Российская стратегическая инициатива в XXI веке. М., 1998; Российская интеллигенция в мировых войнах и революциях ХХ века. М., 1998; Россия в циклах мировой истории. М., 1999; Искушение глобализмом. М., 2000; Православная цивилизация в глобальном мире. М., 2002; Народ без элиты. М., 2006.

Московская энциклопедия. Том 1: Лица Москвы. Книга 3: М–Р. М.: Фонд «Московские энциклопедии», 2010